hero

Как устроен Catalyst?

Рассказывают Guy Baker и Мария Варламова

Как устроен Catalyst?

Рассказывают Guy Baker и Мария Варламова

Интервью Guy Baker (основатель и генеральный директор Catalyst Global) и Мария Варлаvова (генеральный директор Catalyst Russia)

Полная версия доступна в печатном виде журнала Event.ru в выпуске за февраль 2015 года.

Тимбилдинги постепенно из «обязательных спортивных мероприятий» превращаются в нечто большее, во многом благодаря приходу на российский рынок западных игроков с собственными идеями, программами и ценностями — таких, как Catalyst Global. Чтобы узнать, как устроено взаимодействие мирового и локального офисов и как была создана самая узнаваемая программа компании, мы пообщались с генеральным директором глобального офиса и основателем Catalyst Гаем Бейкером и генеральным директором российского подразделения Марией Варламовой.

Тимбилдинг Catalyst

Г. Б.: На сегодняшний день Catalyst — крупнейшая тимбилдинговая сеть в мире, представленная в 28 странах 36 офисами. Наши тимбилдинговые центры есть в Нью-Йорке, Токио, Лондоне, Шанхае, Пекине, Сиднее, Париже, в сентябре 2014 года был открыт московский офис компании. И в следующем году компания отметит свое тридцатилетие. Постоянные клиенты Catalyst: Google, Nestle, PwC, McDonald’s, Microsoft и еще несколько сотен компаний с миро- вым именем.


С чего начинался Catalyst Global?
Г. Б.: Первое тимбилдинговое агентство было создано в 1986 году в Лондоне и очень быстро стало популярным по всей Англии, а через несколько лет — и за пределами Соединенного Королевства. Наша команда умеет создавать по-настоящему действенные программы тимбилдинга, которые дают ощутимый результат работодателю. Мы с самого начала отказались использовать уже существующие программы тимбилдинга и изобрели абсолютно новые, не похожие на что-либо и гораздо более захватывающие и интересные. Сотрудники должны обсуждать тимбилдинг еще как минимум месяц после его проведения, иначе компания выбросила деньги на ветер, так я считаю.


— Как вам удается этого достичь?
Г. Б.: Каждая программа проходит тестовый период, испытывается минимум на двадцати компаниях в раз ных частях света. Затем идет период доработки, устранения недостатков, и только прошедшая все испытания программа попадает в официаль- ный список программ Catalyst. По ней пишется leaders guide, который больше напоминает театральную постановку, с мизансценами, речью каждого актера, музыкальной парти- турой и прочим, по особо сложным программам этот документ может достигать 300 страниц, в среднем обычно 60–80. Это нужно для того, чтобы качество программ в Лондоне ничем не отличалось от качества про- грамм, предположим, в Нью-Йорке. И сотрудники Catalyst особенно строго за этим следят. Сегодня в этом списке 147 уникальных и запатентованных программ.


— Как строятся внутренние коммуникации между глобальным и локальными офисами?
М. В.: Каждый офис проходит ежегодное обучение в Лондоне в головном офисе, чтобы руководство было уверено, что программы будут представлены во всех филиалах в наилучшем виде. При открытии пер- вого офиса в стране (как это было, например, с московским офисом), в команду присылают двух-трех пред- ставителей штаб-квартиры Catalyst, чтобы они помогли адаптировать все продукты под особенности рынка, настроить основные бизнес-процес- сы и выстроить правильную марке- тинговую политику. Когда мы начали работать на российском рынке, мы для начала проанализировали всех существующих игроков, затем изучили все тематические форумы
и конференции и выявили огромные пробелы в данной области, в резуль- тате чего мы учредили ежегодную тимбилдинговую конференцию, где профессионалы рынка тимбилдинга могут делиться своим опытом и зна- комиться друг с другом. Первая конференция прошла 10 сентября 2014 года, открывал ее лично Гай Бейкер, а почетными гостями стали наши многочисленные коллеги и друзья из разных уголков мира — Америки, Австралии, Японии, Европы. 


— Проводятся ли какие-то еще внутренние мероприятия? 
М. В.: Да, все сотрудники Catalyst встречаются на внутренних конференциях, которые проходят два раза в год и делятся по территори- альному признаку: американская, европейская, азиатская. Российское представительство пока относится к европейской части, так как дей- ствуют только три офиса: в Москве, Санкт-Петербурге и Сочи, но нам удалось посетить и американскую конференцию, которая проходила в Лас-Вегасе. Участники конференции всегда рады гостям из других регионов, и вообще атмосфера на таких мероприятиях царит невероятно дружеская, все приезжают с новыми идеями, новыми маркетинговыми материалами, инновационным реквизитом, делятся планами по усовершенствованию тех или иных программ. Самая интересная часть конференции — презентация каждой страной новых программ, которые уже завоевали успех на местном рынке и могут стать международными.


— Каким образом это происходит?
М. В.: Каждый офис может изобрести и протестировать новую тимбилдинговую программу. Если она соответствует нашим ценностям и получает хорошие отзывы на местном рынке, то можно предложить
ее в официальный лист программ. А презентуются программы-кандидаты как раз на конференциях. Если программа в итоге после всех тестов и проверок становится международной, то офис, который ее изобрел, получает бонус каждый раз, когда ее проводят в мире, а название офиса указывается в авторстве программы. Но дело даже не в этом, это просто очень почетно, если программу локального офиса вносят в международный официальный список. Кстати говоря, одна из программ москов- ского офиса в него уже попала! И примерно 50% программ попадают в список именно таким образом.

Вторые 50% — это разработки между-народной группы ивенторов, сценаристов, постановщиков и нашей великолепной группы реквизиторов (весь реквизит, который мы используем в своих программах, специально придумывают и изготавливают на одной-единственной фабрике в Лондоне). В год мы разрабатываем и патентуем примерно пять-шесть новых программ. С момента идеи до патента на каждую программу уходит от одного до полутора лет. Кроме того, пять-шесть программ в год мы исключаем из этого списка — какие-то из них морально устарели, некоторые пора модернизировать. Но в последние годы основной причиной становится все-таки развитие новых технологий. Например, если раньше в ходе игры пользовались карты и шифры, то сейчас все это заменяют мобильные устройства и QR-метки. Мы вкладываем огромные силы и ин- вестиции в разработку собственных технологий и мобильных приложений.


— Какие задачи стоят пе- ред российскими филиалами Catalyst?
М. В.: Наша основная миссия в России — показать нашим компаниям, что такое настоящий тимбилдинг. У большинства существует ошибочное представление, что если команда людей в одинаковых футболках бегает по лесу и прыгает через бревно — это и есть тимбилдинг. Задача моей команды — показать, что тимбилдинг гораздо интереснее, а главное, дает абсолютно конкрет- ные, измеримые результаты.


— Сложившаяся в России экономическая ситуация не помешает этим планам?
М. В.: Кризис — далеко не худшее время для развития тимбилдингов. В декабре прошлого года мы столкнулись с намного большим количеством заказов, чем планировали. Многие клиенты признавались нам, что, по их мнению, корпоратив — это впустую потраченные деньги, а тимбилдинг — это инвестиция в команду.


— Расскажите подробнее об идеях КСО (корпоративной социальной ответственно- сти), которые вы активно упоминаете на своем сайте.
М. В.: Эту аббревиатуру знают во всем мире, но в России мы одни из немногих, кто ее использует. Смысл в том, что каждое мероприятие должно приносить пользу обществу. Например, еда, приготовленная в ходе кулинарного тимбилдинга, отдается бездомным, картины и игрушки, созданные участниками, — в детский дом.Коме того, у нас проводится много green проектов - например, озеленение парка или офиса в виде тимбилдинга. На Западе это очень популярное и востребованное направление, у нас оно только развивается.


— Обратимся к конкрет- ному кейсу. Расскажите, пожалуйста, о программе «Формула-1». Как она была придумана?
Г. Б.: Она входит в категорию «инновации и изобретения», другие тимбилдинги этой категории — постройка ракет, водных плотов, копии самых известных в мире мостов, например Лондонский мост. Когда возникла идея добавить и создание автомобиля, мы задумались: какая машина самая крутая в мире? И по- няли, что это гоночный болид «Фор- мулы-1». Когда мы начали рассказывать о своей идее, многие смеялись и говорили, что невозможно создать за полтора часа картонную копию «Формулы-1» и устраивать на ней заезды. Но к такой реакции мы уже привыкли! В процессе создания программы нам помогал специальный консультант, который много лет проработал механиком в одной из команд «Формулы-1». В итоге эта программа стала одной из самых узнаваемых! Сейчас программе уже более десяти лет, и она была реа- лизована 2000–3000 раз в разных странах мира.


— Какие задачи решает эта программа?
Г. Б.: В процессе тимбилдинга можно проследить групповую динамику, взаимодействие между командами, участники учатся расставлять приоритеты, управлять временем, планировать проект, выявлять конструктивных и деструктивных лидеров, делегировать, учатся быть частью команды. Данный тимбилдинг даже иногда заказывают, чтобы принять окончательное решение, кого из сотрудников повысить, ведь в игре практически невозможно притворяться долго и казаться лучше, чем ты есть на самом деле. У каждого сотрудника есть типовые модели поведения, которые так или иначе проявятся в ходе игры. У нас есть специальная услуга — независимый консультант-психолог, который после тимбилдинга дает оценку действий каждого участника. Его взгляд менее замылен и его не связывают никакие личные отношения с участниками, поэтому в 99% случаев его оценка более объективна, чем оценка штатного специалиста по кадрам в компании.


— Как вы измеряете резуль- таты тимбилдинга?
М. В.: Мы проводим анкетиро- вание участников до и после каж- дого тимбилдинга, где просим их самих оценить взаимоотношения в коллективе. После прохождения тимбилдинга сотрудники оценивают теплоту отношений в коллективе, командный дух и лояльность к компании в среднем на 40% выше. Также большинство специалистов по HR, которые сотрудничают с нами, отмечают увеличение производительности, уменьшение текучки кадров, повышение доверия и уважения к компании. Цифры везде разнятся, но мы точно можем говорить о положительной динамике в компаниях, которые используют тимбилдинг как мотивационный инструмент для коллектива.


— Как эта программа адаптируется под конкретную компанию-клиента?
М. В.: Основная программа не адаптируется, во всем мире она идет по одному и тому же сценарию. Единственная часть, где можно привнести что-то из своей компании, — это дизайн машин и формы пилотов, в большинстве случаев машины и одежду участники брендируют в фирменные цвета компании, украша- ют логотипом бренда. С этого этапа тимбилдинга всегда получаются отличные фотографии. Кстати, сами машины потом остаются участникам, кто-то использует их в офисе как дополнительную активность в зоне отдыха, кто-то ставит на внутреннем дворе, а кто-то использует как арт-объект.


— Какими результатами вы особенно гордитесь? И какой результат считается отличным?
М. В.: Для нас лучший результат — когда участники не хотят расходиться. После этого тимбилдинга обычно так и происходит — все еще около часа фотографируются с машинками, примеряют форму других команд, обсуждают заезды. Если в мероприятии участвовали дети, доходит даже до слез — маленькие гости не хотят расставаться с полюбившимися им машинками. Одним словом, наша задача — вдохновить людей, чтобы у них появилось желание продолжить общение между собой и после завер- шения тимбилдинга!
 

Свяжитесь с нами

ТИМБИЛДИНГ Boom Time

 

Тимбилдинг "Корпоративная картина"

 

ТИМБИЛДИНГ "ФЕСТИВАЛЬ ФУДТРАКОВ" /РАЙФФАЙЗЕН БАНК, 300 человек

 

МАРИОНЕТКИ / ТИМБИЛДИНГ ДЛЯ НЕБОЛЬШОЙ КОМПАНИИ 30 ЧЕЛОВЕК